To Main Page! To Main Page! To Main Page! To Main Page! To Main Page! To Main Page! To Main Page! To Main Page!

Немного света:
Видения и преображения, сопровождавшие поход Хранителей.




(перевод Terry)

A Bit of Light~ Visions and Transformations of the Ring Quest by Cara J. Loup

Then as he had kept watch Sam had noticed that at times a light seemed to be shining faintly within; but now the light was even clearer and stronger. Frodo's face was peaceful, the marks of fear and care had left it; but it looked old, old and beautiful, as if the chiselling of the shaping years was now revealed in many fine lines that had before been hidden, though the identity of the face was not changed. Not that Sam Gamgee put it that way to himself. He shook his head, as if finding words useless, and murmured: "I love him. He's like that, and sometimes it shines through, somehow. But I love him, whether or no." [TTT: Of Herbs and Stewed Rabbit]

Все мы знаем и любим этот отрывок… но о чем он именно? Что здесь говорится о свете, который Сэм видит в Фродо? Если я ничего не упускаю, впервые на этот свет намекает Гендальф в Ривенделле, наблюдая за только оправившимся от раны Фродо:

But to the wizard's eye there was a faint change, just a hint as it were of transparency, about him, and especially about the left hand that lay outside upon the coverlet. "Still that must be expected," said Gandalf to himself. "He is not half through yet, and to what he will come in the end not even Elrond can foretell. Not to evil, I think. He may become like a glass filled with a clear light for eyes to see that can." [FOTR: Many Meetings]

И хотя вряд ли Гендальф имел в виду Сэма, потом становиться совершенно ясно, что Сэм действительно видит незримое. Кажется, он единственный, кто вообще замечает свет в Фродо и еще многое другое. В ДВУХ БАШНЯХ и ВОЗВРАЩЕНИИ КОРОЛЯ есть по меньшей мере еще две сцены, где благодаря своему чудесному зрению Сэм видит иного Фродо. Первый раз это происходит при "встрече" с Голлумом:

For a moment it appeared to Sam that his master had grown and Gollum had shrunk: a tall stern shadow, a mighty lord who hid his brightness in grey cloud, and at his feet a little whining dog. [TTT: The Taming of Smйagol]

Здесь образ Фродо двусмыслен, неясен: внутренний свет только проблеснул сквозь тень, все еще скрывающую его, а окружающий Фродо ореол силы, вероятно, связан с Кольцом, на котором Голлум клянется провести хоббитов в Мордор. Такая же тень окутывает Сэма, когда он сам надевает Кольцо (глава "Башня Кирит-Унгол"):

As Sam stood there, even though the Ring was not on him but hanging by its chain about his neck, he felt himself enlarged, as if he were robed in a huge distorted shadow of himself, a vast and ominous threat halted upon the walls of Mordor.

А чуть позже одному из орков в башне Сэм видится таким:

For what it saw was not a small frightened hobbit trying to hold a steady sword: it saw a great silent shape, cloaked in a grey shadow, looming against the wavering light behind... [ROTK: The Tower of Cirith Ungol]

Эти цитаты заставляют думать, что свет, возможно, заключенный в Фродо и Сэме, затмевается Кольцом, которое и создает тень вокруг них. Однако в следующей сцене все совсем не так. На склонах Роковой Горы, когда Голлум вновь нагоняет их, Сэм еще раз видит Фродо другим зрением, причем в этом вид'ении граница между светом и тенью и их соответствующими значениями не кажется четкой и определенной:

Then suddenly, as before under the eaves of the Emyn Muil, Sam saw these two rivals with other vision. A crouching shape, scarcely more than the shadow of a living thing, a creature now wholly ruined and defeated, yet filled with a hideous lust and rage; and before it stood stern, untouchable now by pity, a figure robed in white, but at its breast it held a wheel of fire. Out of the fire there spoke a commanding voice. "Begone, and trouble me no more! If you touch me ever again, you shall be cast yourself into the Fire of Doom." [ROTK: Mount Doom]

После первой сцены с Голлумом соблазнительно предполагать, что причиной неожиданной властности, выказанной Фродо, является Кольцо и что Кольцо каким-то образом действует через него. Но в приведенном выше отрывке пламени Кольца противостоит другая сила, которую символизируют белые одежды. Если вспомнить, что белые одежды носит Гендальф Белый (который, как становится потом известно, хранит Нарья, кольцо огня), то эту вряд ли можно признать связанной каким-либо образом с Сауроном и воздействием Кольца. Кроме того, вероятно, эта сила делает Фродо неспособным даже сострадать Голлуму, который играет столь важную роль в уничтожении Кольца. Создается впечатление, будто высшие безличные силы соединяются на мгновение и место борьбы Добра и Зла занимает противостояние сверхъестественных сил и простых, обыкновенных жизни и чувства.
Так имеют ли какое-нибудь отношение эти две вид'ения к свету в Фродо, о котором говорит Гендальф и который замечает Сэм (согласно первому процитированному отрывку не единожды, но довольно часто)? Что за связь между ними, что происходит с Фродо и откуда Сэм получает свой чудесный дар в'идения? Безусловно, ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ полон световой символики: собственно основной конфликт представлен как борьба сил Света и Тьмы. Но если рассматривать образы Фродо и Сэма, то здесь эта символика используется не всегда так, как в остальных частях текста, и ее значение намного важнее; это и является предметом моих рассуждений. Соответственно поднимается и вопрос об изменениях, происходящих с Фродо, и о том, как они происходят. Еще в Ривенделле со слов Гендальфа становится известно о возможности преображения. Следы, оставленные моргульским клинком, неожиданно начинают казаться похожими не столько на медленно заживающие раны, сколько на первую стадию процесса вроде очищения (хотя даже Гендальф ничего не может сказать точно). Возможно, Толкеин думал о чем-то подобном. В одном из его писем можно прочесть:

"Frodo will naturally become too ennobled and rarified by the achievement of the Great Quest, and will pass West with all the great figures (...)." [Letter 93, p. 105; written in 1944, while JRRT was still working on LOTR.] Фродо также, выполнив свою миссию, естественным образом станет одним из мудрых, ни на кого не похожим и уйдет на Запад с другими Великими.

Но в конце ВОЗВРАЩЕНИЯ КОРОЛЯ Фродо страдает от ран и мучительных воспоминаний и уходит на Запад, чтобы найти там исцеление. Уход в Бессмертные Земли без сомнения может рассматриваться как награда, но возведение в сан Мудрых не совсем то, что предполагают выполненная миссия и возвращающаяся болезнь Фродо, но, конечно, вполне вероятно, что Толкиен просто передумал ко времени написания последних глав ВОЗВРАЩЕНИЯ КОРОЛЯ. Более того, подразумевает ли миссия Хранителя что-либо хорошее и светлое вообще?
Мы знаем, что Кольцо влияет не только на разум и сердце, но и на тело хранителя. Из-за Кольца Бильбо казался гораздо моложе своих лет, хотя сам ощущал себя "растянутым"; подобным образом Кольцо действовали на Фродо - это эффект вызывает подозрений больше всего, и я сомневаюсь, что именно это подразумевал Толкиен под rarified. Но в то же время возможно, что Кольцо провоцирует странный процесс, превращающий Фродо в "сосуд, наполненный светом".
Если рассматривать последнюю часть похода, становится ясно, что иногда высшие силы действуют через Фродо и Сэма и связано это с фиалом Галадриэли, другим "сосудом, наполненным светом". Когда хоббиты впервые используют его свет, защищаясь от Шелоб, они оба начинают speaking in tongues. Первым Фродо:

Aiya Erendil Elenion Ancalima! he cried, and knew not what he had spoken; for it seemed that another voice spoke through his, clear, untroubled by the foul air of the pit. [TTT: Shelob's Lair]

И затем Сэм:
And then his tongue was loosed and his voice cried in a language which he did not know:
A Elbereth Gilthoniel
o menel palan-diriel,
le nallon sн di'nguruthos!
A tiro nin, Fanuilos!
[TTT: The Choices of Master Samwise]
И в итоге они вместе побеждают Стражей Кирит-Унгол:
"Gilthoniel, A Elbereth!" Sam cried. For, why he did not know, his thought sprang back suddenly to the Elves in the Shire, and the song that drove away the Black Rider in the trees. "Aiya elenion ancalima!" cried Frodo once again behind him. [ROTK: The Tower of Cirith Ungol]

Эльфийский голос, который говорит через них обоих, по-видимому, имеет источником звездный фиал, и ,возможно, та же сила наполняет Фродо у Роковой Расселины, действуя на этот раз не оппосредовано. Фродо сам становится похожим на фиал или, по словам Гендальфа, "хрустальный сосуд, наполненный чистым светом".
В чем же здесь дело? В том ли, что у разрушительного воздействия Кольца есть светлая сторона и что сопротивление, которое ему оказывает Фродо, усиливает или высвобождает его собственный внутренний свет? Думать так очень соблазнительно, потому что в ВОЗВРАЩЕННИ КОРОЛЯ нет упоминания о вознаграждении Фродо за его усилия и жертвы и по возвращении в Шир мы видим только его страдания. Но такое заключение нельзя считать верным. Хотя бы потому что сам Фродо не замечает света в себе и, очевидно, даже не подозревает, что становится в некотором смысле необычным. Более того, делает ли это преображение его кем-то другим, не тем, кем он был до истории с Кольцом, или же позволяет обнаружиться и раскрыться его внутренней сущности?
В сцене у Роковой Горы кажется, что внутренняя сущность Фродо нивелируется борющимися силами, наполняющими его; он исчезает между "белыми одеждами" и "огненным колесом". Однако в первом приведенном отрывке утверждается совершенно противоположное: Сэм способен видеть таинственный свет, и в этом свете черты лица Фродо особенно хорошо видны, хотя внешне в не ничто не изменилось. В совокупности эти сцены показывают противоречивость образа сжигающего или очищающего света: с одной стороны, есть опасность, что Фродо "сгорит" в огне борьбы сил, раздирающих его и делающих его "прозрачным", с другой стороны, есть надежда, что внутренний свет Фродо ( он сам или его дух?) засияет еще ярче. Сэму знает об обеих сторонах этого процесса, и благодаря ему это становится известно нам. Если бы не Сэм, никто бы не знал о свете в Фродо и в текст было бы включено только случайное высказывание Гендальфа. Но почему Сэм видит скрытое от Фродо и каково происхождение его дара в'идения? Кольцо некоторым образам влияет на тело разум и чувства хранителя, но вид'ения Сэма начинаются задолго до того, как он сам надевает Кольцо.
Когда он наблюдает за Фродо в Итилене, он не кажется ему удивительно молодым и "хорошо сохранившимся", напротив, "постаревшим и прекрасным". Другими словами, ему но не искаженное Кольцом, а нечто скрытое. Эта сцена яснее, чем какая-либо другая, показывает, что Сэм является хранителем личности, света и внутренней красоты Фродо, которые практически уничтожаются в равной степени "огнем Кольца" и "белыми одеждами". Вероятно, объяснением может служить только любовь Сэма к Фродо "как бы то ни было". С этой точки зрения, очевидна параллель с тем, что Сэм делает на протяжении всего похода: он оберегает Фродо и является той ниточкой, которая привязывает его к жизни, до уничтожения Кольца. Нов конце, когда верх берет сила, которую символизируют белые одежды, делающая его неспособным к состраданию, вид'ение Сэма оказывается чуть ли не мистическим откровением, истинным в'идением, происходящим из любви Сэма к Фродо.
Итак, если в этой сцене Сэм играет роль хранителя света Фродо, то в главе "Башня Кирит-Унгол", когда звездный фиал переходит от Фродо к Сэму и сила чувств последнего пробуждает его свет, это изображено еще определеннее:

As if his indomitable spirit had set its potency in motion, the glass blazed suddenly like a white torch in his hand. It flamed like a star that leaping from the firmament sears the dark air with intolerable light. [TTT: The Choices of Master Samwise] Существует тесная связь между душевным состоянием Сэма и светом фиала, который сначала, когда он Сэм сражается с Шелоб, защищая Фродо, ослепительно сияет и меркнет, когда Сэм смотрит на кажущегося умершим Фродо:

And for a moment he lifted up the phial and looked down at his master, and the light burned gently now with the soft radiance of the evening-star in summer, and in that light Frodo's face was fair of hue again, pale but beautiful with an elvish beauty, as of one who has long passed the shadows. And with the bitter comfort of that last sight Sam turned and hid the light and stumbled on into the growing dark. [TTT: The Choices of Master Samwise]

Свет фиала производит то же действие, что и внутренний свет, прежде замеченный Сэмом: он озаряет умиротворенную красоту Фродо, и если сперва боевое настроение Сэма делало свет слепящим, то теперь его любовь и скорбь смягчают его блеск. В этом свете уязвимость Фродо, любовь к нему Сэма и его "неукротимый дух" кажутся слитыми в одно нераздельное целое. И содержанием образа уже является нестолько метафизическая борьба первичных сил, сколько гораздо более личная связь, в данном случае осуществляющаяся через фиал: когда Сэм уходит, взяв фиал, теперь погасший, и последний раз взглянув на Фродо, кажется, что он уносит с собой и его душу.
Чуть позже рассматриваемый образ еще раз меняет форму и наполняется еще более сокровенным содержанием: изображение внутреннего (возможно, духовного) света заменяется вид'ением тела , преображенного светом - в самом неподходящем месте. Вот что видит Сэм, когда находит Фродо в башне:
[Frodo] stood up, and it looked to Sam as if he was clothed in flame: his naked skin was scarlet in the light of the lamp above. [ROTK: The Tower of Cirith Ungol]
Это наиболее яркое вид'ение в наименьшей степени связано с какими-либо высшими силами, действующими через магические предметы. Ни Кольцо, ни звездный фиал не играет здесь никакой роли, и только чудесное зрение Сэма позволяет ему увидеть по-иному прекрасного Фродо, окруженного сумраком тюремной камеры. Но сам Фродо ничего не замечает. Если он духовно слеп, то виною тому влияние Кольца, которое все более овладевает им. На самом деле еще в ДВУХ БАШНЯХ, когда хоббиты идут через Эмин Муил он физически слепнет. Назгул пролетает по небу, и Фродо неожиданно погружается в не совсем естественную темноту ("But either the darkness had grown complete, or else his eyes had lost their sight. All was black about him. He wondered if he had been struck blind." ). Однако Сэм может видеть, и, когда он бросает Фродо эльфийскую веревку, "словно пелена упала с глаз Фродо и зрение стало возвращаться к нему. Он смог разглядеть серую веревку, спускающуюся сверху, и подумал, что она излучает слабое серебряное сияние".
В этом случае более чем очевидна роль предмета, полного эльфийского волшебства, но потом, когда хоббиты пробираются через Мордор, все, что нужно Сэму, - это пожелать "немного света", и он появляется, вновь разгоняя тюремный мрак:

Under the lifting skirts of the dreary canopy dim light leaked into Mordor like pale morning through the grimed window of a prison.

"Look at it, Mr. Frodo!" said Sam. "Look at it! The wind's changed. Something's happening. He's not having it all his own way. His darkness is breaking up out in the world there. I wish I could see what is going on!" [ROTK: The Land of Shadow]

В то время как Фродо видит лишь "огромное огненное колесо", в Сэме живет уверенность, что ему "нужно только одно: немного света". Если смотреть на дело с этой точки зрения, очевидно, что Сэм наделен не только даром в'идения, но и даром света - даром вызывать, сохранять и усиливать его - если не чем-то еще помимо. Любовь, помогающая ему преодолеть искушение Кольцом и сохранить надежду в течение труднейшей части похода, становится светом, который так же озаряет Фродо, как и исходит от него и сияет между ними. Если вид'ения Сэма происходят из пассивной способности к их восприятию, то в'идение изображается уже как действующая сила, создающая и поддерживающая существование хрупкой реальности, в которой внутренний свет Фродо может сиять, не угасая. Иногда в'идение заменяет собственно сияние (это напоминает мне теории, утверждающие, что сам глаз испускает лучи, освещающие то, на что смотрит, и зрение в рассматривающие как эквивалент осязанию, только на более высоком уровне). В конечном итоге, я думаю, невозможно разделить, да и нельзя разделять любые изменения, происходящие с Фродо, и дар в'идения Сэма.
Хотя вероятно, что сердце и дух Фродо как-то очищаются, облагораживаются по мере выполнения миссии, преображение это раскрывается только в связи с Сэмом: среднее между Кольцом и звездным фиалом - некая любовь, способная увидеть внутреннюю сущность, сияющую сквозь кожу. Процесс преображения замедляет вмешательство сил, которые вторглись в жизнь хоббитов и изменили ее, но потом наполняется более личным и приватным содержанием, получая выражение в их взаимоотношениях, делая более заметной некую положительную силу, которая не исходит ни от одной другой высшей. Их борьба на протяжении всего похода представляет собой не только столкновение Добра и Зла, но и борьбу на различных уровнях за личность Фродо, борьбу, имеющую целью сохранить и защитить его, так как безличные силы буквально раздирают его и угрожают уничтожить его индивидуальность.
Это опять возвращает нас к размышлениям о неопределенности конца ВЛАСТЕЛИНА КОЛЕЦ, которую Толкиен так и не разрешил. Фродо уходит, чтобы жить в немеркнущем свете Валинора, но, как нам известно, никогда не узнает о свете в самом себе. Сэм, который был хранителем и , если так можно сказать, проводником в мир этого света, более не с ним - вероятно, эта его роль и является настоящей причиной того, что он в конце концов также отправляется за Море. То, что он был хранителем Кольца, может быть, дает ему право на это, но он нес Кольцо очень не долгое время и нет никаких знаков, что оно как-то повлияло на него, на его зрение: только когда Фродо уходит, Сэм по-настоящему погружается во мрак.
But to Sam the evening deepened to darkness as he stood at the Haven; and as he looked at the grey sea he saw only a shadow on the waters that was soon lost in the West. There still he stood far into the night, hearing only the sigh and murmur of the waves on the shores of Middle-earth, and the sound of them sank deep into his heart. [ROTK: The Grey Havens]
Да, в конце пути он видит уютный "желтый свет" и "огонь внутри", но это островки света, окруженные безбрежной тьмой. А что же предположение, проскользнувшее в размышлении Гендальфа, и надежда, что Фродо каким-то образом достигнет высшего уровня бытия? Кажется, после похода все, включая самого Фродо, думают о нем как о калеке, которому ничем нельзя помочь, и фатализм звучит и в словах Гендальфа о том, что "некоторые раны не могут быть полностью исцелены", и в предположении Арвен, что у Фродо в конечном итоге может возникнуть желание уйти на Запад. Кроме того она дает ему другой свет ("белую жемчужину со звездным блеском"), но он не может избавить Фродо от ощущения, что "все темно и пусто". И только Сэм продолжает надеяться, что когда-нибудь Фродо снова найдет радость в жизни, и, хотя об этом нигде не упоминается, возможно, он все еще способен видеть свет в Фродо.
И последнее. Было предсказано, что Фродо найдет исцеление за Морем, но после отплытия корабля "свет фиала Галадриэли, который держал Фродо, замерцал и погас". Когда Фродо оставляет Средиземье, тьма сгущается вокруг Сэма, и, очевидно, потеряв из виду Фродо, он теряет и свой дар в'идения. Все, что ему остается, - это шум Моря и призыв уйти на Запад.
Исцеление ли преображение ли за границами Средиземья предполагал Толкиен для Фродо, но нигде эта мысль явно не обозначена и не развита так, как идея, раскрывающаяся в описании похода, предлагающая воспринимать Сэма и Фродо как "сосуды, наполненные светом". Причем свет этот нестолько внешняя безличная сила, сколько выражение индивидуальностей, любви и взаимозависимости. Все столь взаимосвязанно, что сложно представить, как свет Фродо сможет сиять без Сэма или как Сэм будет видеть без этого внутреннего света, направляющего его: свет и в'идение взаимно усиливают друг друга, и, скорее всего, это взаимодействие является причиной произошедших преображений, в том числе и впечатляющего духовного роста Сэма. В этом свете обнаруживается так же, как и внутренняя сущность Фродо, прекрасное сердце Сэма.

 


>> на главную >>

 

 

 

Сайт является участником портала Цитадель Олмера:
Ник Перумов Мария Семенова DragonLance Марсианские хроники Fantasy Music Менестрели в Сети Harry Potter Меч Истины Терри Пратчетт Jenny-4 Сага о Конане